Институту 30 лет → ИБФРМ РАН || Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт биохимии и физиологии растений и микроорганизмов Российской академии наук

Институту 30 лет

Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт биохимии и физиологии растений и микроорганизмов РАН (ИБФРМ РАН)Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт биохимии и физиологии растений и микроорганизмов РАН (ИБФРМ РАН)Вот и минуло тридцать лет. Удивительных лет, которые пережила наша страна и мы вместе с Институтом. Вместе с нашими друзьями и коллегами из академии наук и высшей школы страны, нашими учениками и близкими по крови и духу мы были вовлечены в перманентный процесс перестройки, совершенствования, модификации, инноваций и прочих прожектов безудержно размножающихся чиновничьих структур, основной целью которых являлись и являются извлечение прибыли из работ ученых и собственности, переданной им государством в оперативное управление в предшествующие годы. Не были мы полностью защищены и просто от криминальных структур, которые подобно стервятникам в лихие годы растаскивали собственность и землю, принадлежащую некогда превосходным отраслевым институтам и их опытным производствам. Китайские мудрецы в качестве самого страшного пожелания недругам желали им жить в эпоху великих перемен. Но времена не выбирают. Ценой огромных усилий в стране еще сохранены многие академические институты, численность сотрудников в которых постоянно сокращают, актуальность исследований которых без устали подвергают сомнениям и диву даются, каким образом выживают эти странные для чиновников люди, день и ночь проводя в лабораториях, несмотря на скромные заработки и бытовую неустроенность.

Хотелось бы сказать слова благодарности всему коллективу Института биохимии и физиологии растений и микроорганизмов АН СССР (ныне РАН), руководству Российской академии наук за проявленный ими за все тридцать лет существования Института интерес, доброжелательную критику и разнообразную помощь.

Пожалуй, самым значимым лично для меня, да и думаю, для моих коллег была поддержка академией выбора основного направления деятельности молодого коллектива, связанного с изучением молекулярных основ взаимодействия растений и окружающих их микроорганизмов. Работы в этом направлении преимущественно велись в двух основных руслах, а именно: в сфере изучения механизма взаимоотношений фитопатогенов с растением и в сфере изучения взаимополезных симбиотических форм существования так называемых симбиотических сообществ. Актуальным для нашего Института, как казалось тогда, могло бы стать изучение ассоциативных для диких и культурных злаков азотфиксирующих микроорганизмов рода азоспирилл. К моменту рождения Института в зарубежной печати стали появляться публикации доктора Джоан Доберейнер, работавшей в Бразилии, о благотворном влиянии техники инокуляции семян пшеницы культурами азоспирилл.

Мне удалось тогда получить от доктора-микробиолога Александра Николаевича Майсуряна (из только что организованного в 1974 г. Всесоюзного института прикладной молекулярной биологии и генетики ВАСХНИЛ) штамм Azospirillum brasilense Sp7. Попал этот штамм к нему по случаю от самой Дж. Доберейнер и, как я понимал, не был ему особенно нужен, т.к. сам Александр Николаевич был озабочен организацией в институте лаборатории безвирусного картофеля. Следующим этапом в работе был поиск диких штаммов азоспирилл в нашем крае. Сколь широко встречаются эти организмы у нас на территории области, и существуют ли они в принципе? И тут нельзя не отдать дань великим труженикам и прекрасным ученым нашего Института к.б.н. Л.С. Федоровой, к.б.н. Л.И. Поздняковой, С.В. Каневской, сумевшим обнаружить, выделить в чистом виде и создать коллекцию отечественных штаммов азоспирилл, хранящуюся в нашем Институте. Она, по всеобщему признанию, является самой полной в стране и постоянно пополняется новыми образцами. Первые же наши работы были доброжелательно приняты научной общественностью у нас и за рубежом, а непосредственные участники работ в этом направлении уже в 1984 г. стали участниками международного форума, посвященного азотфиксаторам и роли азоспирилл в Мюнхене. За нашими работами очень внимательно следили и всячески поддерживали ведущие ученые Отделения биохимии, биофизики и химии физиологически активных соединений академии (ОББХФАС) – академик-секретарь А.А. Баев, академик А.Л. Курсанов, академик Е.Н. Мишустин, чл.-корр. АН СССР В.Л. Кретович и, конечно, вице-президент АН СССР академик Ю.А. Овчинников. Понимая, как сложно на первых порах организовать полноценную работу института на периферии (да еще в закрытом для посещения иностранцев городе), мне и моей верной помощнице, ученому секретарю Института Валентине Евгеньевне Никитиной, был организован целый цикл посещений профильных институтов Отделения в Москве, Ленинграде, Казани, Пущино, Иркутске. Это было неоценимой помощью для релизации всех форм организационной деятельности Института, который мы нарекли Институтом биохимии и физиологии растений и микроорганизмов АН СССР, ниже ИБФРМ РАН.

В сентябре 1983 г. с ознакомительным визитом в Институт прибыла комиссия Президиума АН СССР во главе с академиком-секретарем ОББХФАС академиком А.А. Баевым. Внимательно заслушав доклады руководителей подразделений и ознакомившись с состоянием переданного городской властью аварийного здания бывшей 85-й средней школы, комиссия оценила проделанную работу положительно и, что самое главное, рекомендовала руководству АН СССР незамедлительно выделить средства под проектирование и строительство современного лабораторного корпуса Института и для приобретения современного научного оборудования. Это решение было чрезвычайно важно для нас. Опираясь на него, мы с большим трудом вошли в план проектно-изыскательских работ Минстроя СССР с поручением подготовить проект здания к 1990 г. Проект здания был выполнен ГИПРОНИИ АН СССР с частью субподрядных работ Саратовского НИИ «Гипропромсельстрой», но волна перестройки накрыла многие планы страны и, в том числе, наши надежды на создание надежного и удобного здания Института.

На наше счастье мы успели заказать часть лабораторного оборудования под проектируемые помещения, и оно, в буквальном смысле слова, спасло нас, позволив более или менее сносно пережить сложный этап девяностых годов прошлого столетия.

Сложнее было с обеспечением лабораторий дорогостоящими реактивами и информацией. Благо, в начале девяностых годов после открытия Саратова для посещения иностранцами Институту удалось провести первую в городе большую по тем меркам международную акцию. Институт, совместно со Всесоюзным институтом сельскохозяйственной микробиологии ВАСХНИЛ провел в 1992 г. VIII Восточноевропейский симпозиум по биологической азотфиксации «Nitrogenfix-92», в работе которого приняли участие ученые России, США, Бразилии, Мексики, Бельгии, Германии, Венгрии и других стран. Поскольку участники представляли в значительной степени молодое поколение ученых, между ними завязалось тесное сотрудничество. В конечном итоге за счет интеграционных процессов и стартовавшего в то время Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ), а мы не только выживали, но и приобретали известность в научном мире, связанном с исследованиями симбиотических систем.

Основная научная проблематика тех лет, сохранившаяся и до настоящего времени, была обозначена как «Молекулярно-генетические механизмы взаимодействия растений и микроорганизмов», в основном реализующаяся у нас на модели взаимоотношения азоспирилл и культурных злаков. Рассматривая ассоциативность в качестве весьма емкой и важной части симбиологии, мы все больше и больше погружались в эту удивительно интересную и важную сферу биологической науки для понимания эволюционных процессов на Земле.

Симбиология в середине прошлого столетия получила мощный импульс после обнародования Линн Маргулис (Lynn Margulis) оригинальной и, на мой взгляд, революционной теории симбиогенеза. Она внесла значительный вклад в существующие представления об эволюции жизни на Земле, а нас, российских ученых, заставила вернуться к идеям отечественных естествоиспытателей А.С. Фоминцина, К.С. Мережковского, Б.М. Козо-Полянского и других с чувством гордости за наших предшественников.

Книга Л. Маргулис «Роль симбиоза в эволюции клетки» в русском переводе вышла в 1983 г. в издательстве «Мир» под редакцией проф. Б.М. Медникова (правда, по непонятным для многих причинам с написанием фамилии автора как Маргелис).

Л. Маргулис приезжала в шестидесятые годы в СССР. Ее очень интересовало наследие Андрея Сергеевича Фоминцина (1835-1918), с чьих работ не только берет свое начало современная симбиология, но и целый ряд направлений в анатомии и физиологии растений в России. Достаточно отметить, что в его лаборатории, организованной в 1890 году в Академии наук в Санкт-Петербурге, работала целая плеяда таких российских ученых, как И.П. Бородин, А.А. Рихтер, Д.И. Ивановский, М.С. Цвет, М.С. Воронин, С.П. Костычев и др.

Появление в середине прошлого века обновленных идей Л. Маргулис в эндосимбиологической теории совпадало с интересом, проявляемым в этом направлении отечественными учеными. Несомненно, что очагами отечественной симбиологии были кафедра физиологии микроорганизмов МГУ, возглавляемая в то время д.б.н., профессором Михаилом Викторовичем Гусевым, Всесоюзный институт сельскохозяйственной микробиологии ВАСХНИЛ (РАСХН) во главе с директором академиком РАСХН Игорем Анатольевичем Тихоновичем, биологический факультет Казанского университета. Правда, у каждой научной школы имелись свои сферы научных интересов в области симбиологии – науки, огромной по своей роли в эволюции самых разнообразных сфер земной жизни и, к сожалению, малознакомой даже для весьма образованных людей.

ИБФРМ РАН занял важную и вполне определенную и очень небольшую нишу в проблеме симбиологии. Основная научная проблематика включала в себя следующие фрагменты:
  • структура и функции гликополимеров в растительно-микробных взаимодействиях;
  • генетическая регуляция подвижности и образование углеводсодержащих полимеров клеточной поверхности, функции плазмид и динамика генома ассоциативных бактерий;
  • особенность биохимии эндофитных и ассоциативных бактерий рода Azospirillum;
  • контактные взаимодействия ризобий, агробактерий и ассоциированных форм с растениями;
  • биологическая активность бактериальных и растительных лектинов.


Тесно примыкают к этим проблемам научные направления: цитоскелет и формы подвижности растительной клетки и взаимодействия микроорганизмов и растений в условиях техногенного загрязнения окружающей среды.

За тридцать минувших лет в Институте сложился очень интересный коллектив научных сотрудников (в основном, выпускников Саратовского госуниверситета), окончивших в свое время четыре факультета – биологический, химический, физический и факультет нелинейных процессов.

Широкое применение методов современной физико-химической биологии позволило научным сотрудникам выполнять исследования на высоком уровне и активно участвовать в различных международных проектах в кооперации с учеными США, Германии, Греции, Бельгии, Китая, Индии и других стран.

За минувшие годы лидерами научных направлений стали выпускники университета прошлых лет, такие, как д.х.н., проф. С.Ю. Щеголев, д.б.н. проф. Л.Ю. Матора, д.б.н., проф. О.В. Турковская, д.б.н. М.И. Чумаков, д.х.н., проф. А.А. Камнев, д.б.н., проф. В.Е. Никитина, д.б.н. О.И. Соколов, д.б.н. Л.П. Антонюк, д.б.н., проф. Е.И. Кацы, д.б.н., проф. С.А. Коннова, д.ф.-м.н. Н.Г. Хлебцов и др.

Они, в свою очередь, через систему аспирантуры и соискательства готовят новое поколение молодых исследователей, которые, в основном, привлекаются из системы обучения специалистов в Учебно-научном центре физико-химической биологии СГУ и ИБФРМ РАН, который юридически был оформлен в 1996 г., а фактически действовал в виде филиалов кафедр значительно раньше.

Многих талантливых молодых людей мы потеряли по разным причинам. Иные ушли из жизни по болезни, другие остались после окончания аспирантуры в различных научных учреждениях страны, а кто-то вообще покинул нашу страну в поисках лучших условий работы в лабораториях Запада. Условия же работы в институтах РАН и впрямь нельзя признать комфортными. Борьба за гранты на выполнение НИР, научные командировки, издание трудов и проведение разнообразных конференций (а они проводятся в Институте с завидной регулярностью), поиск средств на ремонтные работы, коммунальные услуги – все это и многое другое напоминает картину вечной борьбы за право вести научную работу.

К чести тех, кто упорно боролся за это право, относится подавляющее число работников, встречающих тридцатилетие в ИБФРМ РАН. Это, прежде всего, д.х.н., проф. С.Ю. Щеголев, д.б.н., проф. В.Е. Никитина, д.ф.-м.н., проф. Н.Г. Хлебцов, к.х.н. Е.Е. Федоров, гл. специалист Ю.А. Яшин, потому что они в годы становления Института взвалили на себя бремя, как правило, неблагодарной административной работы, без которой не было бы Института. Весь груз ответственности за создание Института в восьмидесятые годы ложился на них, прежде никогда не занимавшихся подобным делом. К.б.н. В.Е. Никитина, занимавшая в те годы пост ученого секретаря, блестяще справлялась с задачами научно-организационной работы. С момента издания приказа о начале работы института, с ее представлений и решений были сформированы службы информационного обеспечения, делопроизводства, учета деятельности научных подразделений в частности и Института в целом. Впервые познав сложности организационной работы, с.н.с. к.ф.-м.н. С.Ю. Щеголев показал себя прекрасным организатором и талантливым ученым; прекрасно справился с работой по организации научно-технического обеспечения гл. инженер Ю.А. Яшин. Его руками не только спроектировано расположение основных внутренних коммуникаций, но и постоянно составлялись заявки на приобретение оборудования, которое и было потом успешно введено в эксплуатацию.

Особо хотелось бы выделить вклад в сохранение и развитие Института в сложные времена девяностых заместителя директора по НИР Е.Е. Федорова. Мало кто знает, а, может быть, и помнит, что именно он за счет своей энергии, настойчивости и пунктуальности буквально спас Институт на этапе крайне странной процедуры, введенной в нашей стране и называемой «погашением государственных казначейских обязательств». Операцию эту проделывали в Москве со многими государственными организациями, как я думаю, не без надежд на банкротство, закрытие и последующий отъем собственности. То, что удалось Евгению Евгеньевичу, получалось далеко не у всех. Е.Е. Федорову удалось отбить и просто попытку криминальных структур захватить здание, и, наконец, эпоха информатизации, начавшаяся в нашем Институте значительно раньше других, также связана с ним. Евгений Евгеньевич Федоров и Павел Викторович Костерин (который, увы, ныне работает в Пенсильванском университете) в трудные восьмидесятые годы, понимая, что без ЭВМ Институту не бывать, начали «поход» за приобретением техники и программного обеспечения к ней для использования ее Институтом. История эта носит порой детективный, порой трагический характер. В деталях об этом знают только П.В. Костерин и Е.Е. Федоров. Многие сотрудники в Институте не понимали, к чему эти чудачества, когда нет насущного биологического оборудования, а в академии из-за страшного дефицита ни в какую не хотели поделиться со странным институтом из Саратова, который с маниакальным упорством просил передать ему столь дефицитные вычислительные машины.

На каком-то временном этапе руководство смилостивилось и передало нам польский вычислительный комплекс «Мера». С него началось массовое вовлечение сотрудников в информатику, благодаря которой ИБФРМ значительно раньше других организаций распрощался с безграмотностью в сфере использования вычислительной техники как в тривиальном ее значении, так и применительно к исследовательской работе. В Институте был оборудован дисплейный класс для использования и обучения работе с компьютерами. С большими трудностями Е.Е. Федорову и П.В. Костерину удалось добиться того, чтобы ИБФРМ стал одним из первых пользователей в Саратове электронной почты RELCOM. Сейчас странно вспоминать эпизоды, когда к нам с просьбой передать информацию с помощью электронной почты обращались такие крупные промышленные организации, как Саратовский авиационный завод. Надо отметить, что политику в сфере использования информационных технологий Институт всегда вел в содружестве с вычислительным центром СГУ и учеными его различных факультетов. Достаточно сказать, что Институт вместе с СГУ провел две всероссийские конференции, посвященные молекулярному моделированию в химии, биологии и медицине, где без использования вычислительной техники делать нечего. Ранний выход сотрудников Института на просторы Интернета обеспечил Институту существенные преимущества на пути интеграции исследовательской работы с зарубежными коллегами. Хотелось бы отметить важную роль в развитии средств телекоммуникационной связи заместителя директора Института по НИР проф. С.Ю. Щеголева. Он координировал всю «электронную» работу вместе с заведующим лабораторией к.х.н. Е.Е. Федоровым, с.н.с. к.ф.-м.н. П.В. Костериным, инженерами-программистами О.С. Гельбухом, А.Ю. Бочкаревым, В.А. Удовеней.

Особенностью Института с момента его организации было решение создания коллектива из специалистов разного профиля и, прежде всего, биологии, химии, физики, математики. Симбиоз специальностей, призванный решать те или иные задачи, является наиболее перспективным. Именно на грани специальностей возникает самое оригинальное и перспективное решение. Мне кажется, что этот подход в известной мере себя оправдал.

Еще одним важным элементом, определившим перспективность работ, является наша тесная связь с alma mater – Саратовским госуниверситетом. Организация Учебно-научного центра физико-химической биологии СГУ и ИБФРМ РАН позволяет Институту не только проводить исследовательскую работу в ассоциации с коллективами кафедр университета, но и готовить достойную смену из студентов, специализирующихся в стенах Института и имеющих, как правило, к окончанию вуза интересный задел исследовательской работы и, как правило, публикации в рейтинговых изданиях.

Для коллектива Института чрезвычайно важной и ценной была оценка его деятельности, данная комплексной комиссией РАН при проверке деятельности Института за период 2001-2005 гг., возглавляемой академиком М.В. Ивановым. Она отметила как достижения Института, так и недостатки и трудности, возникшие в ходе его работы.

Комиссия обратила внимание на необходимость дооснащения Института исследовательским оборудованием и скорейшего проведения ремонта здания, требующих необходимых капиталовложений.

С 1 января 2008 г. к работе в должности директора Института приступил д.х.н., проф. С.Ю. Щеголев. Выбор Сергея Юрьевича на столь почетный пост был весьма удачным. Он знал всю историю создания Института, пройдя вместе с его коллективом все сложные годы и как ученый, и как администратор.

Академия наук в соответствии с рекомендацией комиссии смогла оказать Институту неоценимую помощь в решении важнейших проблем ремонта здания и содействовала в приобретении нового современного оборудования. В большой степени реализация всего комплекса хозяйственных работ в Институте связана с именем Николая Алексеевича Остудина, работающего последние четыре года в должности заместителя директора ИБФРМ РАН по общим вопросам. Н.А. Остудин – человек талантливый, активный и требовательный к себе и людям. Он органично вписался в ансамбль руководства Института, где самоотверженно трудятся заместители директора по научной работе доктора биологических наук – профессор Ольга Викторовна Турковская и профессор Лариса Юрьевна Матора, ученый секретарь Юлия Васильевна Гоголева и превосходный помощник директора Ольга Владимировна Носова.

В ближайшие два года мы надеемся на пополнение Института молодыми докторами наук. Это наши коллеги Б.Н. Хлебцов, А.В. Шелудько, А.Ю. Муратова, Н.Н. Позднякова.

Средний возраст докторов наук в Институте колеблется около 52-55 лет, но уже активно следует за ними новое молодое поколение аспирантов – вчерашних студентов. Активно работает Совет молодых ученых во главе с к.б.н. Александром Широковым. Не иссякает поток молодых талантливых людей, желающих связать свою жизнь с наукой. Уже пятый раз в институте проходит всероссийская конференция «Стратегия взаимодействия микроорганизмов с окружающей средой». Она пользуется успехом в среде российской молодежи и их сверстников за рубежом, и когда молодые люди собираются на нее, мы начинаем верить, что никакие испытания и тяготы, возникающие в стране, не смогут погубить тягу молодежи к знаниям и желаниям быть первопроходцами в современном естествознании.

От души хочется пожелать им всяческих успехов в искании и личной жизни.

В.В. Игнатов
Авторизация
Обнаружили неточность?
Если Вы нашли ошибку в тексте – выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter